Интервью с А.А.Микулиным

mikulinТехнология риска

Сергей Дзуцев

Помните "Берегись автомобиля" Эльдара Рязанова? Вора-идеалиста Деточкина, который, "конечно, виноват и... не виноват"? А автомобильные трюки? Так вот, Деточкин-"вор" и Деточкин-"гонщик" - это совершенно не одно и то же. В том смысле, что - два разных человека. Роль первого сыграл талантливейший артист Иннокентий Смоктуновский, а чудеса вождения демонстрировал - позвольте представить - Александр Александрович Микулин, постановщик и исполнитель трюков, профессионал высшей пробы и просто обаятельнейший человек. Oн любезно согласился дать интервью журналу "Мотор".

- "Берегись автомобиля" вышел на экраны в 69-м. Сколько Вам было тогда лет?

- Тридцать.

- Не ошибемся, если назовем сцену погони одной из самых ярких в этой картине. Вы сами придумывали все эти трюки?

- В сценарии было написано: "погоня", а какой она будет - предстояло придумать. Нужно было все рассчитать и построить.

- Остроумный ход - "клеверный лист" дорожной развязки - Ваша идея?

- Моя. Потом Рязанов придал ей художественную форму, а Андрей Петров написал замечательную музыку - вальс.

- А кто был на мотоцикле?

- Если предстояло совершить какой-то сложный маневр - за руль садился я, а в остальных случаях - Володя Шутов, майор ГАИ. Замечательный был человек.

- А сам Смоктуновский водил машину?

- Я вообще не люблю обучать вождению и никогда этим не занимаюсь. Лишняя трата нервов - советов профессионала все равно никто не слушает. Что, по большому счету, нужно актеру в кино? Красиво подъехать на крупном плане и красиво отъехать. Иннокентий Михайлович единственный, кого я учил - просто за него я отвечал головой. Он был хороший ученик. Но все равно во время учебы иногда останавливался, выскакивал и не желал больше заниматься. Даже жаловался на меня Рязанову. Мы с ним подружились. Смоктуновский до последних дней вспоминал мои замечания на съемках - использовал их на практике.

- В фильме есть захватывающая "троллейбусная" погоня. Такого, по-моему, не увидишь больше нигде. Как это снималось?

- Погоня снималась в живом, несрежиссированном потоке машин. Вокруг было всего три или четыре "подставные" машины с каскадерами. На общих планах за рулем мог быть и я. Еще была подобрана женщина - водитель троллейбуса, похожая на Аросеву. На крупном плане "за штурвалом" сидела сама Ольга Аросева.

- Как же так - троллейбус ходит галсами, слева-справа обгоняет автомобили, все это происходит в городе среди бела дня - и никто даже не подозревает, что снимается кино?

- Предупредить и проинструктировать более десяти водителей в потоке просто невозможно. И вообще, я сторонник того, чтобы в некоторых случаях движение не перекрывалось, так безопаснее: промчался - и никто не успеет помешать. Но его не перекрывали только в исключительных случаях - чересчур велика ответственность. Одно неправильное движение или интуиция обманет - и может случиться несчастье... Еще так был снят проезд "скорой" в фильме "Забытая мелодия для флейты" того же Рязанова.

- Сколько машин в "Берегись автомобиля" Вы не уберегли?

- Мы ни одной машины не разбили. Все трюки были рассчитаны "математически". Например, чтобы "Волга" и мотоцикл благополучно пронеслись под прицепами-трубовозами (машины были специально подготовлены), они должны были ехать в три раза быстрее трубовозов, которые двигались со скоростью 40 км/ч. Работала всего одна "21-я" - из мосфильмовского гаража, и вовсе не "цвета беж", как говорится в фильме, а цвета "белой ночи". Машину дали для съемок под "честное слово", и мы ее всячески берегли.

- Это была какая-то специально подготовленная "Волга"?

- Не так чтобы очень. На нее были поставлены амортизаторы с измененными характеристиками, под рессоры подложено по листу, поджата головка. Вот и все. В трюковых съемках использовались, в основном, списанные такси, которые стоили рублей 200-300 и мало на что были годны. Мы их как могли подправляли, ставили на ход и снимали в трюках. Новых машин никто никогда не давал. После каждой картины обязательно вызывали в ОБХСС. "Куда дели? Что, продали? В Америку? Бить ничего нельзя! Во-первых, вы можете погибнуть, а во-вторых, это - социалистическая собственность". Полная чепуха.

- Но ведь машины-то списанные...

- Все равно нельзя. В пропасть машины падали редко, а били их еще реже. Правда, в 70-е годы уже разрешали почаще... В фильме "Жизнь и смерть Фердинанда Люса" позволили даже разбить иномарку. Но разрешение на это давал только председатель Комитета по кинематографии.

- 21-я "Волга" часто появляется на экране. Не могли бы Вы рассказать про трюк из "Стариков-разбойников"?

- Да, снято было красиво и получилось все очень "жизненно". "Волга" с ходу въезжает на 3-метровый забор по деревянным балкам, останавливается, балансирует и съезжает на другую сторону. Идея трюка и расчет - мои, но выполнял трюк не я. Мало кто знает, что в начале работы над фильмом была придумана и снята погоня - ГАЗ-21 мчался по подземному переходу и даже спускался по лестнице. В ходе съемок я пошел на риск - некоторые пешеходы не были предупреждены. Люди разбегались в естественном испуге, это помогло сделать эффектнейший эпизод. Затем "Волга" по ступеням взбиралась на пешеходный мост через Яузу около Павелецкого вокзала. В ходе съемок мы грубо, но не без головы, нарушали правила движения. Высокие инстанции, отсмотрев материалы фильма, высказали мысль, что завтра все водители будут так ездить, и погоню под наши с Рязановым слезы пришлось вырезать. А ведь она получилась не менее захватывающей, чем в "Берегись автомобиля".

- В фильме "Мертвый сезон" есть замечательный эпизод - синхронный разворот трех "21-х". Это Ваша идея?

- Нет, она принадлежит Савве Кулишу. Кадр действительно получился эффектным и запоминающимся.

- А где взяли "300-й" Mercedes Gullwing, который "снялся" в этом фильме?

- В Ленинграде. Сначала он был то ли в КГБ, то ли еще где-то. Потом - отдали в автомобильный НИИ, там его кто-то купил. В конце концов "Мерседес" достался мне. Ездить часто на ней было нельзя - не было шумопоглощающих обшивок, и поездка превращалась в экзекуцию. Короче - чисто спортивный автомобиль с пространственной рамой. Потом он сгорел и после этого уже не подлежал восстановлению.

- Сколько фильмов создано с вашим участием?

- В общей сложности около 65, точно не помню. С точки зрения трюков наиболее значимые - "Неуловимые мстители", "Ошибка резидента", "Директор" - второй вариант. Первый вариант этого фильма, если вы помните, не был завершен из-за гибели Урбанского.

- Если можно, расскажите, пожалуйста, поподробнее, как готовились машины к съемкам "Директора"? Им ведь пришлось ездить в тяжелых условиях, песок - по ступицу...

- Да, одно дело реальные испытания 1933 года, другое - съемки... Мы, конечно, подстраховались, чтобы старые грузовики не создавали дополнительных проблем съемочной группе... Подготовили к "Директору" две основные машины: ЗиС-5 и полуторку ГАЗ-АА с моторами V8 от "Чайки". Страшные снаряды получились, особенно полуторка. У нее картер рулевого механизма уже не помещался под капотом. Было решено вынести его наружу и скрыть в корпусе фары. На машину мы поставили дополнительные рессоры, двойные амортизаторы - ведь на ГАЗ-АА сзади амортизаторов вообще не было. Сразу после сборки я поехал ее испытывать. Приехал на соревнования по автокроссу среди ГАЗ-51. Естественно, никто и не подозревал, на что эта "рухлядь" способна. В момент тренировки выехал на трассу. Уже после первого круга шансов настичь ее не было ни у кого... Вот смеху-то было! Но по песку такой аппарат ходить не мог - на первой передаче зарывался, на второй глох. А вот ЗиС-5 на третьей передаче шел по любому песку. Еще у нас был ГАЗ-А, с которым мы ничего не делали - все оставили как было. Он лучше всех по песку ходил на своих узких "велосипедных" колесиках. В песке ни одна машина не могла разворачиваться по своему радиусу, кроме него.

- В "Директоре" есть эпизод с "Роллс-Ройсом". Что это за экземпляр? Если я не ошибаюсь, настоящих старинных "Роллсов" на всю страну всего два, и те "ленинские", музейные.

- Это третий, "мосфильмовский" "Роллс-Ройс". Я не помню, какого он года выпуска, но начала века - это точно. Сегодня он так и стоит на "Мосфильме", но в совершенно плачевном состоянии: "раздетый" и без мотора. Если помните, в "Неуловимых мстителях" Кеосаяна он пробивает витрину. Стекло было не "итальянское" - из сахара, а обычное. Такое от въезда в него разбивается на осколки, которые острее бритвы. Водителя спас длинный капот... Вот так. Раскрываю вам секреты.

- Как обеспечивалась безопасность трюков?

- Расскажу забавный случай про ремни безопасности, во многом показательный. В 1973 году Рязанов приступил к съемкам фильма "Необыкновенные приключения итальянцев в России". Картина совместная, советско-итальянская. Сплошные трюки, в том числе и автомобильные. Итальянцы закупили для них по пять штук "Москвичей" и "Жигулей". Мы с моей командой начали готовить машины. Но приехал итальянский продюсер и сказал, что трюки будет выполнять итальянец Серджио Миони. Рязанов был вынужден согласиться. Серджио прилетел в Москву и написал целый список того, что ему необходимо для выполнения "номеров". Были там и ремни безопасности. Что это такое, у нас тогда мало кто представлял. Как сейчас помню, замдиректора картины побежал и принес ему пожарный рукав: "Прихватим его двумя болтами к кузову - и порядок", - говорит. Бедный Миони чуть в обморок не упал. Потом уже из Италии ему прислали настоящие ремни. А мы примерно до середины 70-х вместо ремней довольствовались пожарными шлангами, а шлемы надевали, только когда они были незаметны в кадре. На дуги безопасности денег, как правило, не давали.

- Неужели к каскадерам было такое отношение? Наверное, на съемках не обходилось без травм?

- Ремни в стране стали производить позже. В крайних случаях мы закреплялись пожарным рукавом...

В фильме "Ошибка резидента" есть сцена, где "Волга" переворачивается. Мне нужно было выброситься через правую дверь за долю секунды до лобового удара машины. Я чуть-чуть опоздал. И когда выскакивал из-за руля , уже произошел удар. Я головой выбил окно (на экране видно, как оно отходит от рамки) и только потом выбросился. Все произошло в доли секунды. Помню, что после этого трюка у меня осталась шишка.

В фильме "Единственная дорога", с Высоцким, по сценарию один бензовоз должен был врезаться в другой. Машины - МАЗ-500. Двигательного отсека, который погасил бы удар, у них нет. У всех таких МАЗов были качающиеся сиденья. Мне его отрегулировали, чтобы было мягко. В то время в Закарпатье уже выпустились первые в Союзе ремни безопасности, и мы их получили... Разгоняюсь. На небольшом трамплине перед столкновением, когда сработали сиденья, два ремня, независимо друг от друга, расстегнулись. Тормозить бессмысленно - рядом обрыв. И со всего хода я бью идущий передо мной МАЗ. После этого на щитке остались две вмятины от моих коленей. В кино даже видно, как меня на доли секунды вдавливает в стекло. Колени после этого трюка до сих пор болят.

- Не могли бы Вы коснуться темы подготовки трюков?

- В "Бархатном сезоне" я на старой немецкой машине въезжаю в дверь ресторана. Этот трюк был основательно подготовлен. Широкая дверь при въезде в нее на автомобиле могла влететь в лобовое стекло торцом. Думаю, понятно, чем это грозило каскадеру. Пришлось специально изготовить дверь, которая при ударе улетает внутрь ресторана. Специально готовили и телефонную будку в фильме "Тегеран-43" - ту, в которой стояла гражданка Белохвостикова. По сценарию будка должна была при наезде машины сложиться. Стандартная будка разваливалась, стальная - отлетала... В результате углы сделали из мягкого металла, а стойки - из жесткого.

- Это же вроде в Париже снимали?..

- (Смеется.) Весь этот эпизод снят в Москве на площади Ногина. Обманывают вас.

- Кафе-то хоть, в котором Белохвостикова сидела с Костолевским, было в Париже?

- Кафе - да. Убийца садится в грузовик в Париже, а следующий кадр - наезд на телефонную будку - отснят уже в Москве. Манекен был замечательный, очень похож на Белохвостикову...

- Вы ставили трюки в десятках картин. Приходилось ли исполнять хотя бы эпизодические роли?

- Вообще-то я не люблю сниматься - хорошую роль интеллигентного библиотекаря или токаря-передовика ведь не дадут. Но все-таки три раза пришлось. В "Тегеране-43" я сыграл наемного убийцу, который сидит за столиком в кафе и поджидает гражданку Белохвостикову. Потом была замечательная картина Кеосаяна "Где-то плачет иволга" - про коммунистическое подполье в Норвегии во время Второй мировой войны. Норвегию снимали в Венгрии. Так получилось, что актер, который должен был играть коменданта оккупированного немцами города, не смог приехать. Валюты на оплату другого актера не было. Кеосаян решил, что из всех членов съемочной группы эту роль смогу исполнить только я. Меня одели в форму полковника СС, то бишь штандартенфюрера. Кеосаян потом сказал мне, что у жителей венгерского города, которых задействовали в массовке, даже лица изменились - так на них подействовали мой грим и мундир. Третий фильм, в котором у меня есть роль, снимается сейчас и называется "Тайна Марчелло". Режиссер - Наумов.

- С кем из режиссеров Вам работалось легче?

- Их много и в то же время мало. Рязанов, Швейцер, Кеосаян, Наумов... Со всеми, кто с уважением относился к людям, понимал профессионалов, верил нашему слову.

- Дружили ли Вы с актерами?

- Естественно. Со многими и сейчас в дружеских отношениях.

- Наверное, есть группа специалистов-каскадеров, которых Вы близко знаете и с которыми давно работаете...

- Есть такая группа. Это профессионалы высокого класса, специалисты по выполнению авто-, мото- и прочих трюков: Виктор Сазонов, Владимир Турусин, Федор Муравлев, Юрий Рогунов... Давно дружу и работаю с конструктором Юрием Пауковым. Он придумывает и вычерчивает различные приспособления для трюков, хотя на основной работе решает более серьезные проблемы.

- На какой машине Вы ездите?

- Последние 15 лет передвигаюсь на "Жигулях". У меня обыкновенная "шестерка", только хорошо отрегулированная. Как профессионал, повидавший много автомобилей, могу сказать, что "шестерка", "пятерка", "трешка" - прекрасные машины. Ну, а для того, чтобы прохватить от души, у меня есть "Форд-Мустанг".

По материалам "Мотор"

 
Contacts